Центр изучения Торы Москва - информационный центр
23-10-2017, 10:12:42 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
   Начало   Помощь Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1]
  Печать  
Автор Тема: Мойше - истончилась его жизненная основа, он на тонком льду...  (Прочитано 1906 раз)
0 Пользователей и 1 Гость смотрят эту тему.
Admin
Administrator
*****
Сообщений: 83


« : 26-01-2010, 11:27:18 »

Мойше (2007г.)



Я родом из Пензы. Это старинный русский город. На этой земле жило не одно поколение моих предков по материнской и отцовской линиям. Мама – фармацевт, работает в аптеке. Папа инженер-конструктор. Он оказался востребованным и тогда, когда производство и проектирование почти повсеместно рухнули. Мама – огонь. За всех переживает, всем старается помочь, общественница. У нее подруга, - тоже фармацевт. Это какая-то тимуровская команда! Папа – логик. Он сидит на высокой горе, под ним облака и орлы…
Я - единственный ребенок, родительская любовь досталась мне одному. Папа играл со мной - высохшие фломастеры превращались в торпеды, резинки – в пусковые установки, наша подводная лодка атаковала и уходила от преследования… Мама водила меня сначала в бассейн, потом были какие-то спортивные секции.
В бассейне я познакомился с Игорем. Тогда, если не ошибаюсь, нам было лет по восемь. Наши дома находились поблизости, мы подружились. Игорь – мой одногодок, но в нашем союзе ему принадлежала роль старшего брата.
Внутри незащищенной, трудной, часто неблагополучной жизни, где в цене были крепкие мускулы и крепкие нервы, мерцала моя, прекрасная, как жизнь эмбриона. Жил легко. Учился легко. Любил читать фантастику. Бренчал на гитаре. Когда появился компьютер, - переиграл во все доступные игры. Мы учились в девятом классе, когда мама Игоря увезла его с собой в США. Оказалось, что его отъезд изменил мою жизнь, включил механизм её осознания… Страсти, агрессия, бытовой антисемитизм обходили меня. Раньше я не задумывался об этом, принимал, как должное. Что делало меня невидимым для зла?.. Откуда этот покой, тишина внутри? Как я связан с родителями, с предками? Для чего я?..
После окончания школы я поступил в местную академию на специальность «Программирование». В новом коллективе освоился легко – становиться своим в любой компании научил меня Игорь.
К этому времени я уже писал какие-то программки. Мне нравилось учиться, увлекся дискретной математикой.
Однажды пришло приглашение на семинар рава Цукера, и я, папа и троюродный брат смогли поехать. Там было хорошо: ежедневные занятия продолжались два – три часа не более, лето, лес, речка, много молодых людей из США, я начал болтать по-английски. В конце срока многие сделали обрезание. Я тогда особо не думал об ответственности этого шага и тоже сделал. Еще через год, проездом, попал на Шабат в школу «Мигдалор», и перестал есть свинину. Но настоящий поворот произошел после встречи с Элиягу. Он был единственным, по моим сведениям, соблюдающим человеком в Пензе. Мы начали заниматься Торой, потом, с подачи Элиягу, я попал на семинар в йешиву «Торат Хаим». Здесь я понял, что хочу соблюдать Субботу, начал молиться. Позвонил домой и попросил мать приобрести для меня отдельную посуду. Вернувшись, начал соблюдать кашрут. Родители надеялись, что это увлечение пройдет, как детская болезнь… Элиягу уехал учиться в ешиву «Торат Хаим». Я был один. В городе существовали еврейские организации, было здание синагоги. Вокруг нее вертелись какие-то не соблюдающие еврейские дедушки, для которых я несколько раз провел субботнюю трапезу. Элиягу прислал из Москвы кашерных цыплят, на столе со скатертью стояли салаты и бутылка водки. Дедушки были довольны, но деньги кончились. Через полгода в нашем городе появился раввин. Что изменилось? – К зданию синагоги пристраивают микву. Возможно, и синагога и миква окажутся востребованными…
Летом приехал Игорь – у него в Пензе остался отец, владеющий небольшим бизнесом, связанным с установкой домофонов. У Игоря в США все успешно складывается, учится в архитектурном колледже, играет в регби. Только встретившись с ним, понял, как я изменился за последние годы. Теперь я за него беспокоюсь. Мне показалось, что истончилась его жизненная основа, он на тонком льду, где утрачиваются цель и смысл…. Этим летом мы, возможно, снова встретимся с ним во время каникул в Пензе, и я, с Б-жьей помощью, смогу ему помочь.
Однако мы забежали вперед. В 2006 году, после окончания второго курса, оформил академический отпуск и поступил в ешиву «Торат Хаим» на постоянную учебу. Я здесь, чтобы утвердиться в соблюдении законов и научиться понимать язык Торы. Сколько? Сколько понадобится, - год, два, три. Может быть переведусь на заочный факультет в академии. Возможно, в будущем диплом окажется востребованным.
Мне 19 лет. У меня есть жизнь и цель…


 
Записан
Страниц: [1]
  Печать  
 
Перейти в:  

Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.13 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!