Центр изучения Торы Москва - информационный центр
23-10-2017, 10:00:23 *
Добро пожаловать, Гость. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Войти
 
   Начало   Помощь Поиск Календарь Войти Регистрация  
Страниц: [1] 2 3 ... 9
 1 
 : 28-01-2010, 07:56:05 
Автор Admin - Последний ответ от Admin



Центр изучения Торы издает журнал «Мир Торы» с 2004 года на протяжении последних четырех лет для желающих прикоснуться к мудрости отцов, узнать, возможно, что-то новое об учении Творца.
Это единственное периодическое (6 раз в год) издание на русском языке, целиком посвященное еврейской традиции.  Все помещаемые материалы или созданы по заказу редакции, или переведены по специальному разрешению.
Журнал «Мир Торы» не коммерческое издание, подписчики  покрывают только почтовые расходы.
Вы можете внести свой вклад в в создание этого журнала, перечислив свой благотворительный взнос на счет еврейской религиозной общины "Биркат Ицхак" Центральгое ОСБ 8441/01580 г. Москвы, ИНН получателя платежа 7726286948;
№ счета получателя платежа 40703810238240100279 в Сбербанке России, г. Москва,
БИК 044525225
Квитанцию о переводе денег отправьте по адресу: 117587, Москва, а/я 100, Александр Айзенштат ("Мир Торы").
Не забудьте указать тот почтовый адрес, по которому Вы хотите получать журнал и сообщить о перечислении по е-майлу mirtori@yandex.ru. В письме сделайте пометку "Мир Торы" и укажите почтовый адрес, по которому должен доставляться журнал.

 2 
 : 28-01-2010, 07:40:00 
Автор Admin - Последний ответ от Admin
Шуламит

Мой брат учился в ешиве «Торат Хаим» и пригласил меня на двухнедельный семинар в Москву в институт «Биркат Ицхак» для девушек. Я приехала,  и осталась изучать Тору. Подружилась с девушками, которые учились со мной. Мне очень здесь нравилось, я ощущала себя как дома.



Через некоторое время мой брат уехал учиться в Эрец Исроэль.  
Мне сделали шидух с молодым человеком из Москвы. Он получил высшее образование в Израиле и вернулся в Москву.
Сейчас он работает в компьютерной фирме и учится в колеле «Биркат Ицхак». Я занимаюсь воспитанием детей и иногда прихожу на уроки на Маросейку.

 3 
 : 28-01-2010, 07:36:23 
Автор Admin - Последний ответ от Admin
Рахель

Я родилась в Колорадо, в традиционной еврейской семье. Училась на экономическом факультете в Вашингтоне, изучала экономику России и русский язык. По университетской программе я приехала в Москву, чтобы совершенствоваться в русском языке. Один знакомый в Вашингтоне рассказал мне о Маросейке.
До того, как я попала на Маросейку, мое представление об иудаизме ограничивалось соблюдением Субботы и кашрута. Я не понимала, что Тора несет в себе гораздо большее. Я долго пыталась разобраться в сути еврейства, спорила с преподавателями, беседовала с девушками ночи напролет о философии иудаизма и, наконец,  пришла к выводу, что я должна изменить свою жизнь, создать еврейскую семью.



Я вышла замуж за москвича, эмигрировавшего в Вену. Он очень образованный человек, имеет четыре высших образования, преподает в Швейцарском Университете экономику. Мы поженились, живем в Швейцарии. Недавно у нас родился сын, его зовут Даниель-Яаков.

 4 
 : 28-01-2010, 07:04:37 
Автор Admin - Последний ответ от Admin
Илона

Я родилась в Москве, в семье инженеров. Училась на факультете иудаики в РГГУ. Я давно интересовалась еврейством, и когда решила серьезно заняться  его изучением, стала посещать уроки на Маросейке.
Я начала бывать на Шабатах, приобрела хороших подруг, с которыми общаюсь до сих пор. Постепенно  пришла к пониманию того, как должна жить, что должна практически делать.
Мне было 20 лет, когда мы с подругами уехали в Эрец Исроэль. Я получила профессию дизайнера.



Мне сделали шидух с молодым человеком из Самары. Он учился в ешиве «Торат Хаим» в Москве, а потом уехал в Эрец Исроэль и продолжил обучение в одной из самых хороших ешив Бней Брака. Мы поженились и теперь живем с двумя детьми рядом с Иерусалимом. Я работаю дизайнером, а муж учится в колеле. Мои родители по прежнему живут в Москве, часто приезжают ко мне в гости. Они рады за меня,  любят моего мужа и обожают внуков.

 5 
 : 28-01-2010, 06:38:03 
Автор Admin - Последний ответ от Admin
Хая

Я живу в Иерусалиме, в Рамоте. Я замужем за талмид-хохамом, у нас трое детей.
Я училась на Маросейке два года. В то время Маросейка только создавалась и я стала одной из первых студенток. Я была молодой, энергичной и очень хотела понять, что такое иудаизм. По-началу была создана маленькая группа девушек. Мы ходили учиться в колель раз в неделю. Постепенно появилось больше студенток, занятия стали чаще. В конце концов образовался институт изучения Торы «Биркат Ицках» в том виде, в котором он существует сейчас. Я много училась. Каждый день у нас преподавали рав Липа, рав Захарья, рав Александр Саврасов, рав Александр Айзенштат, раввины из Израиля и Америки.  Я много занималась самостоятельно.
Сейчас я понимаю, как много дала мне Маросейка: здесь я познакомилась со своей лучшей подругой, поняла, что является истинными ценностями, получила знания, необходимые мне по сей день.



В Эрец Исроэль на семинаре «Бейт Яаков» выучилась на детского психолога, специализируюсь на детях с нарушенной психикой.
У меня хорошая профессия, прекрасный муж и замечательные дети.

 6 
 : 27-01-2010, 16:02:22 
Автор Admin - Последний ответ от Admin
Даша
Студентка института
 
Родилась я на Украине. Мама из польских, зажиточных, «кулаков». Вот и раскулачили ее бабушку во время коллективизации, имущество изъяли, семью рассеяли. Папа из Одессы. Загорелый, белозубый атлет – бабушек и дедушек своих тоже не знал, все погибли во Вторую Мировую…. Из всей семьи  только мой дедушка Семен Давидович живым вернулся с войны.
Я росла офицерской дочкой – где мы только не жили! Белград, Петербург, Москва, Кишинев... Школьные годы прошли в Будапеште.
 
Мои родители – люди очень строгие! Почти никогда не хвалили, не
ринято. Амбиции я реализовывала в театре – играла вдохновенно, блистала в первых ролях – родители это «лицедейство» не поощряли, но и не запрещали, - и на том спасибо. На олимпиаду – Даша, на межрайонный конкурс – Даша, лучшая ученица школы – угадай кто!.. Трудно было учить румынский – никак он мне не давался. Попала с пневмонией в больницу, где никто ни слова по русски - через месяц преподаватель румынского пережила шок от моей трескотни на уроке! Так приходило понимание что значение и смысл происходящего не очевиден.
 На семейном совете решили, что пора получать наконец приличное образование. «Приличное» - значит в России. С папой спорить бесполезно – и пришлось мне переехать в Воронеж. Меня буквально «поместили» в лицей, (спасибо бабушке-словеснице) гуманитарной направленности. Правда, был он в часе езды, на другом конце города, но это оказалось еще не самой большой проблемой. Учиться пришлось до помрачения, каждый день до полуночи – потому что кому нужна моя история румын? Да не только история, - физику с математикой, и те приходилось усваивать с репетитором. Год усваивала. Слава Б-гу, - к выпуску я была одной из лучших учениц лицея! И опять – вместо поощрения—месяц практики в папиной конторе. Чтобы не расслаблялась.
 
Но этот год в лицее оказаля размикой. Папа решил, что я должна стать юристом. Три года в юридическом техникуме (окончила на «отлично»), юридический факультет Президентской академии, параллельно преподавала в alma mater (чтоб не сказать в техникуме).
 Не то чтобы никакой светской жизни – ой, как я танцевала сальсу! - но учеба на первом месте. Потом практика, защита «красного» диплома, работа в аппарате Правительства. Но ни содержательно, ни материально работа там меня не устроила. Сейчас я занимаюсь международными договорами в частной авиакомпании – и, с Б-жьей помощью, в ближайшее время возглавлю весь международный отдел.
 
И как ты оказалась в ортодоксальном еврейском учебном заведении?
Это произошло вдруг и не вдруг. Мама и папа всегда выступали против коллективных форм отправления религиозного культа (именно в такой формулировке). Но по вечерам в пятницу в доме зажигались свечи, а  бабушка могла что-то сказать на идиш. Национальное самосознание  на уровне анекдотов про Рабиновича.
Одна из моих воронежских теток, работавшая в Сохнуте, пригласила на «молодежный Шаббат»… Теперь я понимаю, что там все было - мягко говоря — очень приблизительно. Но мне понравилось! Я начала ездить на еврейские семинары и в лагеря. Слетала по программе в Эрец Исроэль. Даже странно, что родители не высказались против. Мне приходилось до этого бывать во многих лагерях, я кандидат в мастера спорта по туризму, и вообще люблю путешествовать. Но этот случай был особенным. Собралась куча народу из всех стран мира, много разговоров, танцев, песен, общения!.. Очень пригодился мой английский – часто приходилось быть переводчиком. Царил дух свободы и открытого мира. Израиль это особое место... земля, воздух. Я не умею объяснить. При том, что ночи напролет мы с братом и его друзьями гоняли на машинах по стране, не пропуская ни одного бара, забрались ночью в иерусалимский зоопарк, временами накатывало странное чувство… Те кто встречал рассвет на Масаде поймут! И у Котеля… Аж дрожь пробрала.
 Как-то во время экскурсии мы сидели в компании ребят из Бразилии и Канады, курили кальян и обсуждали перспективы наших сборных по футболу. И вдруг я увидела странную девочку. Она была одета во все длинное, стояла и молилась. «Какая-то ненормальная», - подумала я. А через пару дней на набережной Яффо стайка девочек в кроссовках и длинных юбках бежала вдоль моря. Помню, я спросила: «Что это?» Мне говорят: «Это религиозные. Спортом всем хочется заниматься». «Ненормальные, - подумала я тогда. - Ну и занимались бы в шортах, как все». ...В жизни происходили события, каждое из которых оказывало свое, может быть и незначительное влияние. Как-то сложилось, что большинство друзей у меня – евреи... Стала поститься в трагические даты... У меня откуда-то появился сидур…
 
Наступил Йом Кипур. У меня был рабочий день, я должна была присутствовать на переговорах с зарубежными партнерами. Вечером я приехала домой на Ленинградский проспект, в квартиру, которую снимала, и стала молиться. Ой, как же я молилась! Всем сердцем своим, всем существом своим! И пришло понимание, вдруг стало ясно, что в жизни важно, что правильно... Много чего мне открылось, но это личное.

На следующий день я отправила запрос на еврейский сайт, получила реквизиты Маросейки, послала туда копии документов и была приглашена на Шабат. Было лето, и я легко успела добраться до зажигания свечей. А после трапезы мне предложили остаться переночевать. Я удивилась, это не входило в мои планы, но мне очень тактично объяснили, что раз уж свечи зажжены, то поездки на транспорте не состоятся. Мне и самой возвращаться к себе в квартиру и уж тем более ехать на дискотеку совершенно расхотелось! Мне здесь всё показалось очень моим. Все Шабаты с тех пор я стала проводить здесь, и старалась каждый вечер приезжать учиться. Конечно, это не легко, и когда появилась возможность – переехала в общежитие.
Это осложнило твою жизнь?
Сложность, - это что-то противоположное простоте. У меня, напротив, просто и ясно: если решаешь что-то изменить, то надо менять. И если приняла Тору, то и стараюсь жить по ней не только по Субботам. Утром спешу на работу, с семи до девяти вечера занятия в семинаре, потом  всякие домашние дела, зачастую какое-то время нужно поработать с документами… Обычные будни. А трудности вначале возникали. Сейчас с юмором отношусь ко всему, а поначалу были напряги и вопросы. Зато теперь можно почирикать с коллегами на новые темы: что мне можно а что нельзя, и что означает какой праздник, и про рецепты национальной кухни. На корпоративные вечеринки хожу со своей бутылкой кашерного Чинзано из дьюти-фри и разовой посудой.
 В компании не принято уходить с работы «по звонку». Но руководство, слава Б-гу, ценит не только количество часов, которое я провожу в офисе, а объем и сложность работы, которую выполняю. А недавно шеф, - настоящий казак, и фамилия у него казацкая, - попросил достать мацу для своей бабушки…
В общем, я верю, что нужно делать, что можешь, - остальное сделает Вс-вышний! И почти не удивилась, когда, в обход всех правил мне разрешили уходить по пятницам с половины рабочего дня.



Скажу по секрету: единственная вещь, которой мне серьезно не хватает – сальса! И еще, иногда на улице увижу девушку в супер-джинсах, и вдруг так захочется!
- И что?
Иду и покупаю еще одну юбку или платье!
- Так ты справляешься!
- Да, справляюсь. Два одежных шкафа полны, и надо ставить третий…

 7 
 : 27-01-2010, 14:46:30 
Автор Admin - Последний ответ от Admin
Эстер
Студентка института
 
«Я родилась в Ухте, куда много лет назад, из Москвы по распределению, уехали молодожены – бабушка и дедушка. Уехали на три года, однако прижились и пробыли-прожили на северах долгую жизнь. Здесь родили детей, здесь родилась я. С первых дней меня окружал понятный мир, в котором правили мудрые женщины, было много тепла, а на праздники собирались большие дружные компании.
Мне исполнилось семь лет, когда семья вернулась в Москву. У меня началась новая жизнь. И школа, и окружение - чужое, недружественное. В жизни страны происходила Перестройка. Менялись идеология и уклад жизни миллионов людей. Рушился союз нерушимый республик свободных. Распадались семьи… Много и жадно смотрели телевизор, особенно НТВ. Там блистали Сорокина, Киселев, Осокин. За обеденным столом обсуждали политические события и новости.
Я человек эмоциональный. Аналитический подход, который теперь часть меня – по природе мне не свойствен. Я вынесла его из тех обсуждений телепередач, когда каждое событие рассматривалось в контексте связей и тенденций. Дедушка любил повторять: «Покой мне только снится…» Это была серьезная школа».
 
После окончания музыкальной школы и 10-ти классов средней, ее приняли в «Гнесинку». Многие тогда уезжали в США, Израиль, Германию… Уехали родственники. Семья осталась, чтобы девочка училась музыке. Но оказалось, что уехали и лучшие преподаватели училища. В этих обстоятельствах карьера пианиста-виртуоза не могла состояться. Она окончила училище и поступила в Институт телевидения и радиовещания (привет, НТВ). Получила диплом и пришла работать на телевидение, где столкнулась с нечистотой и низкой моралью. Ушла. Потом была работа в  консалтинговой компании. Сейчас занимается пиаром в финансовой структуре.
«Здесь мне удалось построить трудовой процесс так, как мне это удобно».
 - Как ты пришла в иудаизм?
- Люди приходят по-разному.… У меня болело отсутствие еврейского мира! Еврейским миром была моя бабушка. Она умерла. У меня осталась кастрюля, в которой бабушка готовила фаршированную рыбу. Кастрюля для фаршированной рыбы! Но я не знала, как называется то, что я ищу. В училище хорошо преподавали культуру. На меня огромное впечатление произвели стихи из Корана, которые нам читали на лекции. Помню, пошла в книжный магазин, полки забиты религиозной литературой: Библия Коран, Тора… И обнаруживаю, что денег в кошельке хватит на что-то одно. Тогда я подумала: надо сначала со своим познакомится... Купила Тору в бордовом переплете. Знакомство с Торой многое изменило. Вокруг меня практически не было евреев. Я нашла их в Интернете на сайте, где можно было задавать вопросы раввинам. Своими вопросами я донимала их целый год, потом написала: «Все. Вы меня убедили». Вскоре по электронной почте пришло приглашение принять участие в субботней трапезе в семье раввина. На меня там все произвело впечатление. И стол – как у бабушки, форшмак, фаршированная рыба, салаты, горячее – настоящий пир (я почему-то думала, что религиозным можно есть только кашки без соли). И все хорошо одеты. И как выглядит жена раввина, как она ухожена. Как и о чем говорят! В общем, я начала понемногу соблюдать. С женой раввина до сих пор поддерживаю связь… Это случилось летом 2004 года, а на «Марасейке» я уже год.
 - Что произошло в твоей жизни?
-Моя жизнь стала спокойнее, уравновешеннее.  Зажигание субботних свечей задает особенный ритм. Упростились решения, связанные с моралью. Упростился выбор поступков. Появилось осознание того, что все, чем ты владеешь (способности, вещи, ценности, деньги, время), все, что к тебе приходит, - посылает тебе Вс-вышний. Это наследие. Его надо беречь, ценить и защищать (помните, как праотец Яаков, находясь в бегах, вернулся за своими мисочками?). В работе я все большее внимание уделяю процедурам, регламентам и документированию своих действий.

-Результат приходит (или не приходит) по воле Вс-вышнего. Начиная каждый проект, я уже не позволяю себе колебаться и твердо верю в успех. И другим не позволяю предаваться сомнениям, потому что это недопустимая трата драгоценной энергии, которая вся должна быть вложена в выполнение каждого элемента.
- А как ты переживаешь неудачи?



- Неудач, слава Б-гу, не было. Не хочется о них думать. Но если такое случится, надеюсь, что новый проект я сумею начать сравнительно скоро, без колебаний, с верой в успех.

 8 
 : 27-01-2010, 11:11:09 
Автор Admin - Последний ответ от Admin
Вика
 
Я учусь на четвертом курсе филфака МГУ.
Она приехала из г. Николаева, где живут папа, мама и сестренка. Родители—инженеры, лучший кусок – детям, никаких намеков на религиозность. Когда капитализм докатился до Николаева, папа хлебнул предпринимательства, мама стала домохозяйкой.
Училась в лучшей школе города. Учеба отнимала почти все время. Домашний ребенок. Отличница.
-Увлечения? Да ничего особенного, играла в волейбол, ходила на курсы французского языка…
-Что читала? Детективы. И классикой не пренебрегала…
Это отдельная история, как я стала поступать в МГУ. Учить языки мне всегда нравилось. Поступила, и окунулась в новую, шокирующую жизнь. Как щенок, который вывалился из родной коробки и попал, не знаю, как назвать куда.
Во время поступления в МГУ познакомилась с соблюдающей девушкой с Маросейки. Она пригласила меня на Шабат. Мне понравилось. Может быть, и я произвела хорошее впечатление. Когда появилась возможность поселиться в общежитии Института иудаизма, меня пригласили учиться. Я жила тогда в общежитии МГУ. Там хорошее общежитие, с нас тогда брали приблизительно $ 70 в месяц. А тут общежитие бесплатное, жить в хорошей компании, рядом с подругой, и питание предоставляется… Так я здесь оказалась.
И пришла к иудаизму...
Не сразу. Совсем не сразу. Поэтапно… Конечно, слушала лекции по иудаике, находясь в стенах Маросейки не нарушала принятых установлений. Но воспринимала их как что-то внешнее и чуждое. В центре моей жизни была учеба в университете. На первых курсах масса предметов, захлестывал поток семинарских занятий, контрольных, рефератов и экзаменов.
 Языки: английский, французский, иврит. Сверх всего два раза в неделю спецкурс по педагогике… Я психологически уже сформировалась как отличница. И попадаю в ситуацию, где успеваю кое-как. Барахталась изо всех сил. Иногда плакала.
Во время каникул в рамках молодежной программы я совершала религиозную поездку по Израилю. К нашей группе в качестве руководителя был прикреплен раввин, оказавший на меня большое влияние. Он отвечал на вопросы, которые до этого мне не удавалось сформулировать.
Я почувствовала, как пришли в движение и начали рушиться годами формировавшиеся стереотипы. В моем отношении к иудаизму произошел перелом, я начала делать тшуву. Я научилась молиться, и, как это ни странно прозвучит, исчезли затруднения с учебой в университете. Так начался второй этап, который потребовал немало времени и сил, и моих, и моих наставников.
Что с тобой происходит сейчас?



Я уже три года учусь на «Марасейке», страшно сказать. Я – соблюдающий человек. Успеваю в университете, преподаю иврит и традиции в еврейской школе, английский язык на корпоративных курсах, делаю переводы. У меня есть характер. Я стараюсь прямо смотреть на мир. В общем, переживаю третий этап…
Какую роль иудаизм сыграл в твоей жизни?
Девочка, которая приехала учиться в Москву, и человек, с которым вы общаетесь – разные люди. Помните, у Маршака, кажется: «…за время пути щенок сумел подрасти...». Может быть, самое значимое – я утвердилась в том, что нужно стараться помогать людям, которые находятся рядом.

 9 
 : 27-01-2010, 06:16:13 
Автор Admin - Последний ответ от Admin
Р. Мойше  

 
 Я вырос в подмосковном городе Дубна, центре физиков. Мама – учитель музыки, папа – инженер. Окончил среднюю школу, служил в армии. Вернулся домой после демобилизации в 1989 году и пережил шок. Все торговали. Кооперативное движение захлестнуло страну. Мои представления и реальность вошли в глубокое противоречие. Я должен был заново учиться ходить.
 
Окончил Московский институт радиоэлектроники и автоматики, занимался торговлей, однако у меня не было уверенности, что я выучил урок, который мне дали, не мог смириться с тем, что меня застали врасплох.
Какие-то деньги я заработал, поступил на философский факультет МГУ, сейчас учусь в аспирантуре, пишу диссертацию. Немецкий философ Кант, - это мельница, перед которой не могут устоять ни аксиомы, ни основы, он мелет все. Он научил меня, что объективной истины нет, мир, - вещь интерсубъективная. После этого я смог начать дышать. Мир алогичен, не укладывается в причинно-следственные рамки. Это мир зазеркалья: хочешь сдвинуться вправо, иди налево. Бунтом, формой протеста против рационального подхода стал брит, который я совершил четыре года назад. Это не было поступком во имя Небес, не было выполнением заповеди. Это был акт презрения к разуму, так как тогда я не мог представить ничего более глупого и неразумного, чем обрезание.
 
Удивительно, но спустя какое-то время после брита у меня появилось совсем другое восприятие жизни. Иррациональность, которой так не хватало, стала обретать реальные черты. Добро и зло – хорошие лекари и учителя, беда в том, что они находятся в смешанном состоянии. Пишут по белому черным, пишут по черному белым… Кант помог расчистить место. Равы Центра изучения Торы помогли начать стройку. Оказалось, что это называется религией.
 
Я рассуждал так: «Раз с точки зрения разума любые идеи являются в одинаковой степени иллюзиями, и ничего другого в этом мире просто нет, то по этой причине я должен определиться с выбором какой-либо из них». Сравнивая между собой эти, во всем для меня равные, иллюзии, я понял, что самая подходящая та, которой следовали мои предки, так как только эти люди, в отличие от приверженцев любых других идей, желали счастья именно мне. И они не отрекались от иудаизма во времена гонений и преследований, видимо, считая, что для их потомков лучше оставаться евреями. Однажды я задумался о том, почему считаю себя евреем, и понял, что просто верю в это. Но, раз я верю, что еврей, то почему же не придерживаюсь традиции, которая была свята для моих предков? Так, шаг за шагом я приближался к убеждению, что должен верить в то, что написано в Танахе, поскольку видел его у дедушки, который рассказывал, что учился в хедере до революции. Постепенно погружаясь в Тору, я начал понимать, что соблюдение непонятных мне законов и есть гремучая смесь дегтя с медом, которая хранила жизни наших предков. Так я пришел к тому, что обязан жить в соответствии с еврейской традицией.
 


Песах 2007 года я проводил в йешиве «Торат Хаим», у меня была возможность беседовать с мудрецом нашего поколения равом Мойше Шапиро, задавать ему вопросы. Я понял, что иду по правильному пути.

 10 
 : 27-01-2010, 06:02:49 
Автор Admin - Последний ответ от Admin
Р.Давид

 В детстве я сделал открытие: бог – есть. Бог – один.
До 13 лет я не знал, что еврей.
Жизнь была прекрасна, я посещал театральный кружок, был лауреатом конкурсов чтецов, выступал перед передовиками, ветеранами и другими заслуженными людьми. Мне было 12 лет, когда мы с друзьями начали ходить в туристические походы. Это еще больше объединило нашу компанию.
В 1994 году я поехал в зимний лагерь по линии еврейских организаций. У меня возникла еврейская тусовка и, после окончания начальной школы, я отнес документы в 9-й класс еврейской школы «Мигдалор», хотя она и располагалась в другой части Москвы. Это было в 1996-м году. Помню сильных преподавателей английского языка и физики, как приезжал на машине рав Александр Айзенштат, который ее патронировал. У рава был быстрый, проникающий взгляд. На территории школы все носили кипу на голове. На этом обязательные еврейские установления заканчивались. Был кабинет, где равы давали уроки. Там всегда было какое-то угощение, поэтому забегали многие. Зацепилось приблизительно человек 20, я тоже. Мне нравилось учиться, хотя не всё было понятно. Потом мне приходилось встречать ребят, учившихся в школах с религиозным уклоном. Их учили иудаизму насильно, и ничего, кроме ненависти к религии они оттуда не вынесли. Тогда я понял, какой хитрый рав Александр.
В пятницу к школе подкатывал автобус, и желающие могли поехать на Шабат в йешиву «Торат Хаим» (в Удельную). В йешиве училось много интересных людей, они старались уделять нам внимание. В ноябре 1996-го года я понял, что хочу учиться в йешиве. Мама была категорически против, я – категорически за, не знаю, что говорил рав Александр маме, когда они встретились, но она согласилась…
Проучился первую неделю и впал в депрессию. С «младых ногтей» знал, про себя, что крутой, но не знал, что будет так плохо без дома, без мамы. Уехал в Москву и вернулся в йешиву через сутки. Идти по городу. Знакомого встретить. Лежать дома на диване. Включить телевизор…Я еще не раз буду нуждаться в таких «увольнениях». Вместе с тем, крепла уверенность, что йешива, - это мое место… Я усовершенствовал технологию работы со словарем, это позволило более успешно учиться.
Летом 1997 года параллельно с учебой в йешиве я начал реализацию первого в своей жизни коммерческого проекта. Я нашел оптовую базу, где кашерные вафли и чипсы можно было купить по очень низким ценам и стал их сбывать мелкооптовым покупателям, и, частично, в йешиве (тоже по оптовым ценам). Чипсы я покупал по 6 рублей, продавал по 9, это было очень дешево. Проект оказался удачным, я зарабатывал какие-то деньги. Купил сотовый телефон – тогда услугами сотовой связи пользовались очень обеспеченные люди. Аппарат стоил долларов 300-400, за минуту разговора платили больше 70-ти центов. Я любил себя и был счастлив.
Летом 1998 года я завел речь о том, что хочу учиться в Израиле. Рав Мойше Лебель сказал, что мне нужно еще поучиться в «Торат Хаим». Я настаивал. Тогда он дал мне направление в «русскую» йешиву «Швут Ами» в Иерусалиме. Меня там настороженно встретили и не поселили в общежитие, решили присмотреться. Мне не понравилось там с первого взгляда. Было много неурядиц. Чтобы дать о своей тогдашней жизни какое то  представление, я расскажу о своем первом Шабате в Иерусалиме. Дело шло к субботе, я никуда не вписался, мне некуда было идти. Позвонил кому-то из преподавателей «Торат Хаим», и вместо того, чтобы попроситься на Шабат, пожелал хорошей субботы. Кто-то из знакомых уехал. Совсем один… Совершенно случайно женщина, сдававшая комнату, в которой меня поселили, спросила, где я провожу Шабат. Она тоже уезжала, однако принялась куда-то звонить, после чего объяснила, где меня будут ждать. Я хорошо помню тот Шабат, хозяев, которые приняли меня как родного. Майзлик – фамилия этих людей была Майзлик.
 
Моя учеба и жизнь в «Швут Ами» не ладились. Моральная и материальная помощь рава Тавгера и хеврута, которую нашел мне Мойше Меер, земляк по «Торат Хаим», помогли продержаться, но через 4 месяца я вернулся в «Торат Хаим».
Меня хорошо приняли, до отъезда я учился во 2-й группе, теперь сел в 4-ую, это никто не оспаривал.
Летом снова засобирался в Израиль. Теперь все было по-другому. Рав Мойше Лебель определил меня в прекрасную йешиву «Бейт Шмуель». Я буквально испытывал наслаждение от учебы. Но через 4 месяца отпросился на каникулы в Москву, пробыл дома месяц. Возвращался, перегруженный контрабандой - вез - музыкальный центр, гитары, часы, сигареты…Окупил поездку, ещё и на жизнь осталось. Я вернулся в «Бейт Шмуель», уже понимая, что долго не смогу усидеть в Бейт-Мидраше, что какая-то сила, запертая внутри, рвется и требует активных действий…
Через какое-то время я вернулся в Москву, помог организовать летний семинар для школьников и студентов раву Александру, работал мадрихом (воспитателем) в израильской школе «Лицеон Берина», религиозной школе «Джуиш Копенгаген» в Дании, в школе рава Калева Крелина во Франции. Был период, когда я сотрудничал с КЕРООРОМ, работал раввином города Владимира, проводил Песах в Иркутске…
 
 В какой-то момент понял, что достаточно проб, пора начать новый, осмысленный этап. В 2003-м году начал работать под руководством рава Александра.
Осенью 2003 года произошли два важных события: вместе с Бенционом Парицким мы начали работу над проектом «Хеврута», и сбылась моя мечта, я купил автомобиль. Идея проекта заключалась вот в чем: каждый, кто хочет познакомиться с Торой, получает такую возможность. Т.е., учиться могут все желающие, независимо от уровня знаний, соблюдения традиций и т.д.



Мы с Парицким приступили к осуществлению этой затеи на общественных началах. А потом, в 2004 году проект «Хеврута» получил финансирование и начал активно развиваться. К проекту подключились учащиеся коллеля и йешивы, стали приезжать преподаватели из Израиля.

27 августа 2006 года я женился.
Надеюсь, в ближайшее время проект «Хеврута» получит новый импульс развития.
И я приступаю к новому проекту. Он связан с поставками кошерных продуктов питания в Москву.

Страниц: [1] 2 3 ... 9
Powered by MySQL Powered by PHP Powered by SMF 1.1.13 | SMF © 2006-2009, Simple Machines LLC Valid XHTML 1.0! Valid CSS!